Саша Лукич: «Квартиры, предлагаемые на рынке, имеют около 30% нефункциональной площади»

Почему, купив квартиру, мы внезапно обнаруживаем, что в ней не помещается вся нужная нам мебель? Или, наоборот, остаются какие-то пространства и углы, которые не получается никак использовать? Оказывается, все дело в родимых пятнах советского прошлого, которыми щедро отмечены нынешние типовые планировки квартир. Сербский архитектор Саша Лукич, управляющий партнер проектного бюро Portner Architects, много лет проработавший в России, предлагает как бы взгляд со стороны на эту проблему. Взгляд специалиста — носителя европейского опыта и современного подхода к архитектуре жилого пространства.

Саша, вы любите рассуждать о формализме в архитектуре. Расскажите сначала, что это такое вообще?

Формализм — это подход в архитектурном творчестве, где все подчиняется форме здания, т. е. красоте фасадов. Такой подход не вызывает большого вопроса при проектировании театров, музеев, галерей и т. п., так как функциональная схема довольно простая, а основная задача состоит в том, чтобы здание было градостроительным и архитектурным акцентом. Хороший пример — великолепный комплекс ВДНХ, созданный для того, чтобы удивлять масштабом и помпезностью. Но заходя в самые красивые павильоны, мы оказываемся в «катакомбах» из маленьких помещений — планировочная схема и объем не соответствуют назначению выставочного комплекса.

С другой стороны, ХХ век был веком функционализма в мировой архитектуре. Все должно было подчиняться функции, удобной и прагматичной.

Как в советских планировочных решениях сочетался формализм и функциональность?

В жилой архитектуре это результат 75 лет проектирования панельных зданий. Планировка являлась «заложником» рациональности конструктивного решения из сборных элементов. Существовала такая доктрина модульного проектирования, она была принята в 30-е годы ХХ века как опыт передовых немецких архитекторов под руководством Эрнста Майя; согласно ей, все помещения были одинаковой ширины. Архитекторы перестали заниматься планировкой, грубо нарезая комнаты, а компетенции архитекторов из поколения в поколение постепенно терялись. И сейчас при заказе проекта жилого комплекса концепция начинается с расстановки зданий с много раз отработанной типологии квартир, проверки инсоляции, а работа архитектора заканчивается разработкой фасада.

Сегодня квартиры, предлагаемые на рынке, имеют около 30% нефункциональной площади – в ненужных местах или в коридорах.

Уверенно могу сказать, что планировочные решения квартир в новостройках России отстают от современных мировых стандартов на 40−50 лет.

Компетенциями по планировочным решениям сейчас гораздо увереннее владеют дизайнеры интерьеров, в то время как архитекторы, специализированные в проектировании жилых комплексов, превратились в проектировщиков фасадов вследствие государственной политики СССР типового сборного строительства.

Сильных проектных институтов, финансированных государством, уже нет, а архитектурные бюро работают по принципу «заказ-проект», и у них нет ресурсов для того, чтобы инвестировать в разработку новой типологии.

Откуда взялась традиция планировать не проходные, а отдельные комнаты? И почему они возвращаются сейчас?

Сейчас на рынке предлагаются квартиры, которые, по сути, представляют собой производную от типологии квартир 70-х годов, когда была принята доктрина, что комнаты должны быть непроходными, тупиковыми. Развития типологии не было, и, по сути, после возврата к строительству жилья из монолита планировки остались такими же, как в панельном строительстве.

Проходные гостиные комнаты до сих проектируются в скандинавских странах, где жилье строится из сборных конструкций не столько из-за климата, сколько из-за дорогой рабочей силы. Но ментальность покупателей в России другая. Здесь в эконом- и комфорт-сегменте люди, как правило, ночуют в гостиной, и поэтому она должна быть тупиковой. Эксперименты скандинавских архитекторов на российском рынке принесли так называемую европланировку, которая рационализирует небольшие квартиры, где наличие отдельной кухни является непрагматичным.

Как появился раздельный санузел?

От известного советского архитектора я услышал интересную историю. В 20-е годы ХХ века, во время борьбы с эпидемией туберкулеза у врачей была теория, что бактерии летают из унитаза в радиусе 1,5 м, и чтобы они не долетали до зубной щетки, решили отделить унитаз в помещение без умывальника. Никого не волновало то, что грязной рукой приходилось четыре раза нажать дверную ручку, чтобы помыть руки. Раздельный санузел — это архаизм, оставшийся от советских времен, привычка. В небольших квартирах с объединением санузла выкраивается место для стиральной машины.

Проведя анализ 80 современных жилых кварталов в Москве, я удивился тому, что почти у всех не было места для установки стиральной машины.

Это логично — в типологии квартир 70-х не было места для стиральной машины.

Какие еще особенности были в советской квартирографии, и откуда они взялись?

Отдельная от гостиной кухня-столовая появляется в 50-х годах как «газовая кухня», где требуется изолированное от жилой зоны помещение из-за риска утечки газа. Она сейчас является архаизмом в структуре однокомнатной квартиры.

Еще одно специфичное для СССР решение – кухня и санузел, привязанные к одному стояку. Экономия составляет порядка 500−600 долларов на квартиру, и в результате — нефункциональная планировка на следующие 100 лет.

Что дает такая экономия? Неудобную однолинейную кухню, расположенную вдоль одной стены и напротив неудобный обеденный стол, прижатый к стене. Такая кухня должна быть шириной не менее 2,8 м, а желательно 3 м. Также спальная-гостиная получалась вытянутой формы и большой глубины, с темной и нефункциональной зоной. Так при перепланировке однокомнатных квартир экономкласса возникало помещение гардеробной, которое характерно для бизнес- и премиум-сегмента, но никак не для тех, кто не может себе позволить приобретение двухкомнатной квартиры. Проблема кладовок в небольших квартирах прагматично решается встроенными шкафами-купе в коридорах. Получается, что покупатели в отсутствие альтернативы вынуждены переплачивать за ненужную площадь. Но если добавить всего один стояк, на той же площади получается «евродвушка» с отдельной спальней.

За это время в мире развивался формат двухлинейной «аалтовской» кухни-столовой, где кухня расположена в глубине помещения, а стол — не у стены, а у окна, так что люди за столом могут любоваться видом. Это функциональнее и удобнее, а ширина такой кухни 2,1 м в эконом- или 2,4 м в комфорт- и бизнес-сегменте. Также зона столовой может открываться к гостиной, расширяя визуально ее площадь до 20−25 кв. м, пока кухня остается спрятанной за стеной.

Что теперь на рынке с функциональностью? И что, кстати, с формализмом?

Формализм еще долго будет доминировать, пока на рынке не появится много альтернативных предложений по-настоящему эргономичных квартир. Технология или функционал жилых зданий на порядок сложнее для проектирования, чем офисных зданий или музеев. Жилые здания требуют очень высокой квалификации архитектора. Тем не менее, на рынке проектирования жилья традиционно существуют «скромные» проектные организации, которые выполняют минимум объема проектной документации, необходимого для получения разрешения на строительство. Положительное заключение Госэкспертизы — документ, подтверждающий не качество проектных решений, а лишь гарантирующий, что выполнен минимум норм и требований.

Я всегда удивлялся, как архитекторы проектируют жилые дома без плана расстановки мебели. Потом — как будущие жильцы покупают квартиру «на бумаге», также не прикидывая расстановку мебели, а ориентируясь только на площадь помещений. Геометрия — такая наука, что, не изменяя площадь, а лишь пропорцию помещения, можно уменьшить процент общественных зон на типовых этажах, но при этом завтра невозможно расставить нормально мебель в комнате.

Еще один пример формализма — это проектирование зданий неортогональной формы (с неперпендикулярными углами).

Нельзя рисовать ромашки в «генплане», не учитывая планировку будущих квартир. Это безответственно и непрофессионально со стороны разработчиков генплана и архитекторов-формалистов, а также неликвидно с точки зрения продаж и максимального использования качественных ресурсов участка.

Как меняется квартирография в последние годы? Какие тенденции побеждают?

Последнее десятилетие прошло под знаком европланировок. Следующее будет под знаком прагматизма и функционализма.

В Россию часто приглашают европейских архитекторов, но планировки остаются советскими, так как проект адаптируется местными проектными институтами к действующим нормативам. Это можно легко заметить по фасадам, где одинаковый ритм всех окон – доктрина модульного проектирования 30-х годов. Я удивляюсь, например, когда вижу «гуляющие» окна на фасадах жилых домов.

Тренд последнего десятилетия позаимствован из архитектуры общественных зданий. В северных странах сражаются за каждый квадратный сантиметр окон, так как солнца катастрофически не хватает 6 месяцев в году. Играть с фасадом, загораживая свет и вид из комнат, просто чтобы окна немного «гуляли», использовать узоры на «ширмах» для разукрашивания фасадов панельных жилых домов – это, как минимум, отсутствие профессионализма и творческая импотенция. Качество среды обитания начинается с удобной и светлой квартиры. Фасад и социальная инфраструктура также важны, но вторичны. Эстетику можно искать и в иерархии гармоничных форм, применении качественных и долговечных материалов, безупречно уложенных, а не только в узорах и ярких красках.

Какие инновации могут быть именно в планировочных решениях квартир? Приживаются ли они на рынке или нет?

Не менее 70−80% рынка будет ориентировано на ипотечников, которым нужна квартира с готовой отделкой, где не нужно делать перепланировку. Потому что сложно искать деньги на отделку и одновременно на аренду квартиры на время отделочных работ. Это будет не три варианта отделки на выбор, как сейчас некоторые фантазируют, а до мелочей продуманная планировка со встроенной мебелью, полами, идеально ровными белыми стенами и установленной сантехникой. Большинство продолжит жить в белых стенах, покупая в ИКЕЕ люстры и картины, а некоторые будут красить и клеить обои.

Дизайнеры интерьеров тогда практически исчезнут как каста, и останется только сотня, которая обслуживает премиум-сегмент.

Рынок движется в сторону продажи готовых квартир с отделкой, и тут появится нужда в архитекторах с навыками разработки рациональных и эргономичных планировок.

Инновацией в планировочных решениях для бюджетных сегментов рынка может быть локализация лучшего мирового опыта, изменение устаревших норм, которое может стать ужесточением требований. В высших сегментах рынка я считаю пустой нишу продуманных многоуровневых квартир с террасами и лоджиями с функцией отдыха, а не кладовок.

Инновации в плане строительных технологий уже здесь. Компания «ПИК» экспериментирует с 3D-принтером, это делают и десятки компании в США и Германии. Домостроительные комбинаты уже отходят в прошлое, и будет расти спрос на хороших архитекторов, так как не придется продавать одну и ту же серию десятилетиями. Каждый дом может стать прототипом будущего жилья.

Читайте также

Читать все

blog comments powered by Disqus